29 апреля

Интервью Курбана Кубасаева газете «АиФ в Дагестане»

Курбан Кубасаев является руководителем управления Федеральной антимонопольной службы России по Дагестану. Это связанос тем, что он занимает активную общественную позицию, которую он занял и которую отстаивает на протяжении 15 лет.

Источник: «АиФ В Дагестане», №09, 2апреля 2013 года, Сулейман Алиев

– Начну с вопроса, который интересует наверняка не только меня, но и многих дагестанцев: в чем секрет вашего долголетия на этом посту?

– Это вопрос не ко мне, а к моему непосредственному начальнику – руководителю ФАС России Игорю Артемьеву. Если он скажет мне, что я выдохся и не справляюсь со своими обязанностями, то я спокойно напишу заявление «об уходе» и займусь еще каким-нибудь полезным для государства делом. Все рано или поздно меняют место работы. Все рано или поздно уходят. Вечного нет ничего в этой жизни. Так что никакого секрета «долгожительства» на этом посту я не знаю. Я просто работаю в рамках закона и не пытаюсь идти на компромиссы ни с чиновниками, ни с бизнесменами.

Кстати, и в правительстве РФ по достоинству оценили вклад ФАС в развитие страны, в этом году планируется реорганизация Службы в министерство.

 

– С кем из руководителей республики вам было легче работать?

– Не хочу говорить за спиной, это не по-мужски. Так что оставлю этот вопрос без ответа. Но что касается нынешнего главы Дагестана, то, на мой взгляд, это назначение состоялось очень поздно. Рамазан Гаджимурадович должен был возглавить нашу республику еще лет 15 назад. Надеюсь, что ему удастся реализовать все свои начинания, и он сумеет демонтировать этно-клановую систему, сложившуюся в республике в последние годы. Потому что она не дает нормально развиваться не только дагестанской экономике, но и всему нашему обществу. Если ему понадобится помощь нашей службы, то мы готовы на все сто процентов помочь ему. Многие дагестанцы, как и мы, поддерживают его стремление улучшить жизнь в республике. И глядя на то, с какой энергией он взялся за это дело, есть надежда, что это ему удастся.

 

– Оказывалось ли на вас давление со стороны чиновников или бизнесменов и как удается этому противостоять?

– Я думаю, в республике нет чиновника, на которого не оказывалось бы давление. Чаще всего, давление на чиновников выражается в просьбах и уговорах вынести решение в пользу этно-клановых группировок или конкретных лиц. И со мной такое случалось часто. На каком-то этапе даже вызывали на так называемые «стрелки» и пытались устраивать со мной «разборки».

Отвечая на вторую часть вашего вопроса, хочу сказать, что в любой ситуации и под любым давлением, самый оптимальный способ поведения для чиновника - это принятие законного решения. Это обезопасит от дальнейшего давления.

 

Ценовой рыночный сговор

 

– Понятно, что ваше управление реагирует в основном уже после того как стоимость товаров и услуг выросла. А есть ли возможность принимать превентивные меры по предотвращению резких скачков цен?

– Безусловно, если оперативно отреагировать на поступившее заявление о готовящемся сговоре. Но это случается крайне редко. Ведь для этого надо нам точно знать, что готовится сговор и зафиксировать его. Это очень сложный механизм. Так, например, было в случае с резким повышением цены на гречку. После выяснения всех деталей, оказалось, что причина роста цены крылась в сговоре производителей, которые находились в других субъектах федерации.

Поэтому мы собрали все имеющиеся у нас материалы и передали в вышестоящие органы. Хотите увидеть наглядный пример ценового сговора пойдите на наш рынок. Например, помидоры там у всех продавцов стоят одинаково. Мы все понимаем, что за прилавками стоят перекупщики, которые договорились продавать по одной цене, чтобы получить максимально высокую прибыль. Но одно дело понимать, а другое – доказать.

Что касается возможности нашего ведомства предотвращать повышение цен, то чаще всего это получается в работе с естественными монополиями. В случае неправомерного повышения цены на их услуги мы выносим им предупреждение и немного остужаем их пыл. Так мы несколько раз поступали с «энергетиками» и «газовиками».

В качестве одного из ярких примеров нашего вмешательства в процесс ценообразования могу привести ситуация с «Махачкалаводоканалом», когда благодаря нашему вмешательству была снижена стоимость опломбировки и регистрации прибора учета воды с 560 до 340,15 рублей.сли мы подозреваем, что естественные монополии собираются незаконно увеличить цену на свои заявление авится. ь?

В случае если предупреждения не срабатывают, в ход идут более жесткие меры административного характера. Например, крупные оборотные штрафы. Так за ограничение электроснабжения в Кизилюрте на ОАО «Дагэнергосеть» был наложен штраф на сумму более 5 миллионов рублей (5 359 809 рублей), а на ОАО «МРСК Северного Кавказа» - более 12 миллионов (12 522 680 рублей).

Также мы инициировали дела о дисквалификации должностных лиц. В качестве примера приведу дела в отношении тогда еще управляющего директора ОАО «ДЭСК» ГалипаГалипова и министра промышленности МагомедгусенаНасрутдинова. Однако суды ограничились штрафными санкциями.

За антимонопольные нарушения предусмотрена даже уголовная ответственность по статье 178 (недопущение, ограничение или устранение конкуренции) УК РФ. Но пока уголовные дела мы не инициировали.

– В части взаимодействия с судебными инстанциями, все ли у УФАСа складывается так гладко, как этого бы вам хотелось?

– Честно говоря, мы имеем тот суд, который мы имеем. Я как законопослушный гражданин не имею права комментировать конкретные судебные решения. Если говорить в целом, то конечно, в последнее время наблюдаются положительные подвижки. Тем не менее до абсолютной объективности при рассмотрении судебных дел нам еще очень далеко. Но это проблема не судей, а всего нашего общества, в котором только зарождается идея о верховенстве закона. Каждому из нас надо понять, что над нашими личными, корыстными интересами есть буква закона, в соответствии с которой мы должны поступать.

Что касается квалификации и объективности дагестанских судов, то если мы сомневаемся в правильности принятого ими решения, то ищем правду в вышестоящих инстанциях. Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа очень часто принимают решения в нашу пользу. Много случаев, когда мы выигрываем и во всех трех инстанциях. Например, так было с решениями в отношении Минпромэнергосвязи Дагестана, ООО «Лукойл-Ростовэнерго». Суды трех инстанций подтверждали и наложенный штраф свыше 15 миллионов рублей на ОАО «ДЭСК» за одностороннее расторжение договора с ОАО «Сулакскийгидрокаскад».

 

Дела административные

 

– Существуют ли у вашей организации постоянные «клиенты» - организации, аппетиты которых вам приходится наиболее часто умерять?

– Есть такие организации, которые привыкли вести себя вальяжно, как слоны в посудной лавке. Это, прежде всего, представители естественных монополий. В Советском Союзе с его верховенством плановой экономики были необходимы промышленные гиганты, которые могли, централизовано снабжать своей продукцией всю страну. Наши естественные монополии, по сути, это наследники этих «атлантов».

Сегодня же действуют конкретные товарные рынки, и предприниматели могут занимать те ниши, в которых на протяжении ряда лет безраздельно властвовали потомки советских промышленных гигантов. Поэтому и законодательство должно поспевать за теми процессами, которые происходят в экономике и обществе. Поэтому я лично ратую за отмену закона о естественных монополиях и включения регулирующих их деятельность актов в общий антимонопольный закон.

Нашим постоянными, как вы выразились, «клиентами» являются государственные чиновники. По числу возбужденных нами против этих «государственных мужей» административных дел наше управление входит в тройку лидеров по России. В качестве свежего примера могу привести факт возбуждения административного дела в отношении экс-премьер-министра Дагестана Магомеда Абдулаева за то, что он своим постановлением в нарушение законодательства наделил ОАО «Дагестанское агентство по ипотечному кредитованию» функциями и правами государственной власти по распоряжению бюджетными средствами.

Что интересно, ведь бывает, что и организации и конкретных лиц мы штрафуем по несколько раз. Видимо, даже суммы в сотни тысяч рублей для них не настолько существенны и сильно не «бьют» по карманам чиновников и бизнесменов. Но думаю, в этом году мы сумеем довести до логического финала несколько крупных дел связанных с картельными сговорами.




Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии