08 августа

Потребители против картелей. Интервью с Сергеем Пузыревским, начальником правового управления ФАС России

ФАС России предлагает разрешить коллективные иски против монополистов. В чем суть этих нововведений?

Сергей Пузыревский, начальник правового управления ФАС России: В рамках "дорожной карты" развития конкуренции в совершенствовании антимонопольной политики предусмотрено одно из мероприятий, направленное на развитие института коллективных и частных исков, которое связано с последствиями в виде возможности предъявления имущественных требований лицам от нарушений антимонопольного законодательства. Анализ практики применения антимонопольного законодательства свидетельствует о том, что монополисты злоупотребляют доминирующим положением, участвуют в картелях, совершают акты недобросовестной конкуренции. По сути несут риски в виде юридической публичной ответственности, которая связана с привлечением к административной, реже к уголовной ответственности. Но практически они не наказуемы перед своими контрагентами и лицами, которые пострадали в результате нарушения антимонопольного законодательства. В 2011 году нами в рамках третьего антимонопольного пакета были предложены изменения, которые расширили 37-ю статью закона о защите конкуренции, предусматривающую право лиц, пострадавших в результате нарушения антимонопольного законодательства, предъявлять иски о взыскании убытков, которые возникли в связи с такими правонарушениями и возмещать упущенную выгоду. Но анализ правоприменения показывает, что этот механизм в полной мере практически не работает. Когда мы начали анализировать причины, по которым достаточно сложно частным лицам или группам потребителей взыскивать причиненные в результате монополистической деятельности убытки, то пришли к выводу о том, что в первую очередь это связано со сложностью доказывания самих убытков, которые происходят в результате нарушения антимонопольного законодательства. Очень часто размер ущерба одному потребителю бывает незначительным с точки зрения его финансового положения. И каждый отдельно взятый потребитель считает накладным для себя заниматься серьезным судебным процессом с монополистом. Поэтому зачастую такие небольшие завышения цены, которые в целом для бюджета потребителя и являются ущемлением, но тем не менее такой серьезной угрозы, которая заставляет его идти в суд и тратить время, деньги на адвоката и т.д., нет. Поэтому решением этой проблемы были бы коллективные иски, когда достаточно большой круг потребителей смог бы передавать права своих требований определенному лицу. Это может быть профессиональный юрист, юридическая компания, либо это может быть другой представитель, который будет выступать в интересах неопределенного круга потребителей, пострадавших в результате нарушений антимонопольного законодательства.
Почему сегодня не проходят иски о возмещении убытков и ущерба, который причинен в результате нарушения антимонопольного законодательства?
Пузыревский: Причина в сложности, неопределенности доказывания этих убытков. Потому что всегда будет идти спор о копейках, долях копеек и т.д. при определении, например, справедливой рыночной цены или завышенной в результате монополистической деятельности. И разрешить отдельному потребителю такой спор бывает не под силу, потому что даже в антимонопольных процессах с участием антимонопольного органа это огромные проблемы, которые до конкретных цифр очень редко доходят. Констатируется факт нарушения антимонопольного законодательства, но конкретный размер причиненного убытка судом в общем-то не устанавливается. Для многих случаев, которые сложны с точки зрения счетного определения убытков, могут вводиться иные механизмы компенсаций или возмещения типа "гонорара успеха", которые связаны с тем, что если вы выиграли процесс и доказали факт нарушения антимонопольного законодательства, то получаете гарантированное возмещение в определенном размере. Например, есть случаи, когда устанавливается факт нарушения исключительных прав с распространением , допустим, контрафактной продукции и там есть возможность возмещения исходя из убытков, которые могут быть просчитаны, либо фиксированной суммы. И такая фиксированная сумма может быть эффективным толчком к тому, чтобы предъявление таких исков стало интересным. Ты выиграл иск и гарантированно получил определенную сумму, например 5 миллионов, 2 миллиона рублей. Этот вопрос требует обсуждения и определенного внимания. Но это уже гарантия, в случае если в судебном процессе на основе определенных документов не удалось установить конкретные убытки. Либо другой способ - полного возмещения в размере причиненных с нарушением антимонопольного законодательства убытков. Норма уже существует сегодня. Но нужны четкие методики, которые позволят посчитать размеры убытков. Кстати, сейчас мы этим вопросом занимаемся, готовим методические разъяснения по этому поводу. Конечно, одних наших разъяснений будет мало, потому что нужна и судебная практика, которая такие разъяснения могла бы подтвердить.
Многие говорят о том, что подобная практика уже существует, работает на Западе...
Пузыревский: В этом отношении самыми передовыми, наверное, являются США, потому что большинство дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства инициируется не государством, а именно частными истцами, которые пострадали, либо профессиональными адвокатскими объединениями, к которым обращаются пострадавшие в результате нарушений антимонопольного законодательства лица. И механизм возмещения убытков в этой стране достаточно активно развит. И поэтому многие уголовные процессы инициируются частными истцами. Это показатель участия гражданского общества в этом процессе, когда, может быть, не столько государство, сколько пострадавшие заинтересованы в восстановлении своих прав. В меньшей степени это развито в Евросоюзе, в Великобритании. Хотя прецеденты таких исков тоже уже существуют. Я не уверен, что нам удастся быстро достигнуть хороших результатов с точки зрения применения этого института коллективных и частных исков. Но если этот институт постепенно будет развиваться, если в обществе будет формироваться понимание того, что за всякие правонарушения можно требовать адекватного возмещения, то это будет очень эффективный механизм борьбы с проявлениями монополистической деятельности, с нарушениями антимонопольного законодательства. Потому что не только государство будет в этом отношении участвовать в качестве такого надзирающего органа, а все общество. Естественно, такие действия могут происходит на разных территориях, у нас огромная страна. И наши территориальные управления расположены в столицах республик, краев, областей. А до некоторых районов в этих областях бывают тысячи километров и очень сложно контролировать там ситуацию. Но если будут механизмы другого рода воздействия, то это тоже будет хорошим сдерживающим фактором.
Есть еще один срез проблемы коллективных исков. Естественно, они очень серьезно обеспокоили крупные компании, монополистов, которые действуют на товарных рынках. И в этом отношении у таких компаний есть обеспокоенность развития так называемого потребительского экстремизма, когда потребители могут предъявлять по любому поводу иски, требуя возмещения и понимая, что имеется некоторое гарантированное возмещение убытков, даже если они не доказаны. Выиграешь процесс и тебе гарантируется возмещение - "гонорар успеха". И в этом отношении в ситуации с применением антимонопольного законодательства, по большому счету, наверное, серьезных опасений быть не должно, потому что крупные компании себя защищать умеют, и если действительно какие-то необоснованные требования предъявляются, то существует механизм распределения издержек. Если компания-монополист докажет, что требования не обоснованы, то все судебные издержки ложатся на заявителя, того истца, который предъявил необоснованный иск. А если правонарушение будет доказано, безусловно, компания понесет убытки. Компании себя защищать умеют, поэтому я думаю, что такого повального шантажа или необоснованного правоприменения не появится. И если вдруг будут какие-то сложности в этом вопросе, к ним всегда можно вернуться, внести определенные коррективы.
В нашей стране нет единого подхода к проблеме расчета размера убытков. Может быть, сначала надо поработать с законодательством в этой сфере, а потом уже внедрять саму систему?
Пузыревский: Мне кажется, что здесь нужно работать параллельно, потому что, во-первых, сами вопросы расчетов убытков так или иначе существуют. Что такое убытки, из чего они складываются в Гражданском кодексе прописано давно. Поэтому основы определения размера убытков есть, и они юристам известны. А специфика может быть связана с антимонопольными правонарушениями. Она должна формироваться, и у нас есть подходы, у нас есть методические разъяснения, которые, например, мы направляем нашим территориальным управлениям по поводу того, как рассчитывать ущерб в результате нарушения антимонопольного законодательства. Потому что ущерб, например, является квалифицирующим признаком уголовного преступления, связанного с картелем. Ответственность за картель наступает если ущерб превышает миллион рублей. Мы уже сегодня применяем такой подход. Нужен такой стимул, который заставит заработать то, что сегодня уже существует. То есть право есть, но реализуется оно крайне слабо .
- Есть такое мнение, что эти инициативы вряд ли окажут сильное влияние на конкуренцию в стране. Что это приведет к уходу с рынка иностранных инвесторов, крупных компаний...
Пузыревский: Ответственность всегда должна быть адекватной. И если установить размеры возмещения неадекватно причиненному ущербу, то я не исключаю, что такое возможно. Поэтому очень важно здесь тоже не переборщить и установить справедливый механизм возмещения. Но, естественно, оставлять безнаказанным без возмещения от ущерба то, что происходит в других сферах, например, когда гражданин, условно, другому гражданину причинит ущерб, то он за это отвечает, а если монополист причинил неопределенному кругу потребителей ущерб, то он остается в этом отношении перед ними без ответа. Это было бы несправедливо. Поэтому здесь должен быть такой справедливый баланс. В любом правопорядке, для любого цивилизованного инвестора понятно, что нужно соблюдать законодательство. Нам нужны инвесторы, которые готовы эффективно работать, получать прибыль, при этом соблюдать установленные правила той страны, в которую они инвестируют.
- Это будет законопроект или поправки к уже работающему закону?
Пузыревский: Думаю, это будет законопроект. Хотя пока мы не определились по формату. Наверное, в определенном смысле нам нужно будет подумать о необходимости изменения не только самого закона о защите конкуренции, который является основным и который имеет уже некоторые нормы, направленные на формирование самого права на возмещение ущерба, но, возможно, какие-то процессуальные нормы должны появиться и в процессуальном кодексе, которые уточняют порядок рассмотрения таких споров непосредственно судами.



Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии